Как сделать причёску с жгутом

Как сделать причёску с жгутом
Как сделать причёску с жгутом

 

 

 

 13 АПРЕЛЯ 1940 г., ВИЛЛА «БЕРГХОФ»

Гитлер говорит Еве:
- Военные неудачи в Норвегии показали, что мой личный опыт первой мировой войны оказался бесполезным. Мне предстоит не только многому научиться, но многое пережить, чтобы стать полководцем. Иначе я могу в один миг лишиться создававшегося годами образа фюрера и гения, особенно в глазах военных, на которых нужно производить максимальное впечатление для реализации последующих планов... Кстати сегодня я издал приказ «об окончательном решении еврейского вопроса»...
- Почему ты говоришь «кстати» ? - слегка удивлённо спрашивает Ева.
- Потому, что выяснилось, что наша повариха еврейка, - немного раздражается Гитлер.
- Так уволь её!

-53-

- Я не могу сам сказать ей в лицо, что она уволена... Мне перед ней неудобно, - говорит Гитлер и отводит взгляд, - Сделай это ты, или попроси фрау Винтер.


Ева Браун в подвенечном платье своей прабабушки.

 

16 АПРЕЛЯ 1940 г., ГЛАВНЫЙ ВОКЗАЛ МЮНХЕНА

Юнити Митфорд выносят из машины скорой помощи и в сопровождении доктора Морелля заносят в специальное «санитарное» купе для перевозки больных. В купе заходит Ева с цветами и кладёт их около Валькирии.

Ева и Моррель выходят на перрон. Ева говорит:
- Адольф попросил меня проводить её. …В Британии ей будут делать операцию?
- Это решать уже английским врачам.
- Она сможет поправиться?
- Трудно сказать. Во всяком случае, это произойдёт очень не скоро...

 

22 ИЮНЯ 1940 г., ВИЛЛА «БЕРГХОФ»

Ева говорит Герде:

- Фюрер обещал мне, что после победы Третьего рейха я поеду в Голливуд и сыграю там историю нашей с ним жизни!
- В наш век, отвечает Герда, - люди думают, что произведение искусства должно быть чем-то вроде автобиографии. Мы утратили способность отвлечённо воспринимать красоту.
- Я люблю кинематограф, в нём всё гораздо правдивее, чем в жизни.
- Да, похоже чувства для людей гораздо интереснее их мыслей.
- Ты меня не слушаешь! …Сейчас я пишу ему рецензии на многие фильмы и спектакли, у него самого нет на это времени, но он должен иметь об этом общее представление.

В комнату входит Гитлер, лицо которого стало одутловатым.
Он взволнованно говорит:

-54-

- Франция сдаётся! Она согласна заключить перемирие, - сказав это, он прослезился, и с трудом сдерживая себя, чтобы не расплакаться, продолжил, - Я думал, что не доживу до воплощения своих великих планов!

Через несколько секунд Гитлер меняется буквально на глазах, становится агрессивным, глаза вспыхивают блеском, он продолжает уже другим тоном:
- Черчилль поджигатель войны, дурак, лжец и преступник. Третий рейх является единственной альтернативой еврейской демократии и еврейского капитализма. В скором времени окончательно решится еврейский вопрос. Всем подразделениям полиции в Германии и Франции дан приказ предотвратить выезд евреев из Франции и Бельгии. Будут ликвидированы последние возможности выезда евреев за границу рейха.

Гитлер делает паузу и продолжает говорить тихим, встревоженным голосом, держась за грудь:
- Сердце моё болит все сильнее и сильнее...

Ева успокаивает Гитлера:
- Адольф, ты совершенно здоров, это просто сказывается твоё сверхчеловеческое нервное напряжение. Не думай об этом. Сейчас будем обедать.

Гитлер быстро успокаивается.

К нему обращается Герда:
- Господин, Гитлер, вчера арестовали моих друзей евреев, это замечательные люди! Я, извините, я хотела попросить вас...

Гитлер поднял руку, не дав ей договорить:
- Дорогая Герда, я знаю, у каждого немца есть еврей, которого он любит. Но история вопрос поставила так - мы, или они.

 

14 ИЮЛЯ 1941 г., ВИЛЛА «БЕРГХОФ»

Гитлер говорит Еве:
— Польша - захвачена за четыре недели, Норвегия восемь, Голландия - пять дней, Бельгия - семнадцать, Франция - шесть недель, Югославия - одиннадцать дней. На Россию уйдёт - пара месяцев. Вермахт оснащён только для ведения боевых действий в летних

-55-

условиях. План «Барбаросса» гениален. Блицкриг - молниеносная война, это достижение арийской расы! В день нападения на Россию я отдал приказ снизить производство вооружений, а сегодня я отдал приказ о сокращении численности нашей армии. С помощью техники, особенно танков и самолётов я смогу, не смотря на частичную демобилизацию сухопутных войск, добиться того, чего не удалось ни Карлу Одиннадцатому, ни Наполеону Первому!

Гитлер вдруг хватается за сердце:
— Боюсь это сердечный приступ. Я могу умереть от сердечного приступа. Когда я был солдатом, я не боялся вражеских пуль. А теперь боюсь умереть от сердечного приступа.

 

7 АВГУСТА 1941 г., ВИЛЛА «БЕРГХОФ»

Гитлер выглядит подавленным, бледным, больным, усталым. Он задумчиво говорит Еве:
- Вчера русские освободили Смоленск...

В комнату входит доктор Морелль со шприцом и жгутом в руках. Гитлер начинает закатывать рукав. Морелль делает ему внутривенный укол.

После укола Гитлер говорит:
- Эйхман и Хёсс в Освенциме изучают наиболее рациональные методы умерщвления евреев: расстрел, удушение выхлопными автомобильными или другими отравляющими газами. На ваш взгляд, доктор Морелль, что может оказаться наиболее эффективным?
- Я совершенно не разбираюсь в подобных вопросах, мой фюрер.

Морелль выходит из комнаты.

Гитлер говорит Еве в приступе агрессии:
- Черчилль, Иден, Чемберлен и Дафа Купер - болтуны и мокрые курицы. Я могу за одну ночь сбросить на Англию миллион килограммов бомб! ...Маркс был не прав - в истории главную роль играет не классовая, а расовая борьба. Любая жизнь должна быть куплена другой жизнью и кровью. Если это кому-то не нравится, он должен застрелиться. …Государство заканчивается

-56-

тогда, когда народ перестаёт бороться. Если немецкий народ не готов бороться за самосохранение, ну что ж, тогда он должен исчезнуть! Несгибаемое мужество и упорство гораздо важнее гениальных стратегических планов!

 

26 ЯНВАРЯ 1942 г., ВИЛЛА «БЕРГХОФ»

Гитлер говорит Еве:
- Если кто-то утверждает, что Бог сотворил молнию, то он не так ужи не прав. Но совершенно точно, что Бог управляет молнией не так, как утверждает церковь. Церковь извращает понятия и использует имя Господа в своих земных целях. Если церковь не отомрёт, как поражённая гангреной конечность, то настанет день, когда её нужно будет уничтожить силой. Надо так сломать организованную ложь, чтобы государство стало абсолютным властелином.
- Что, все религии - только организованная ложь?
- Католицизм имеет совершенно идиотскую духовную основу. Протестантизм лучше выражает нужды немецкого самосознания. Но протестантское ханжество ещё хуже католического. Религия нужна только как средство подавления человека и поддержания власти.
- Адольф, ты говоришь про самосознание, а я думаю про то, что церковь нужна не только для поддержания власти, но и для поддержания жизни - ведь в церкви, например, венчаются.
- Если женщина начинает размышлять о вопросах бытия, это плохо... она начинает действовать на нервы. Ну представь себе только, как мало на свете людей, которым женитьба дала всё, что они хотели - исполнение великих жизненных желаний. Это величайшее счастье, когда встречаются два человека, созданных природой друг для друга. …Но самое плохое в браке, что он создаёт юридические права. Лучше уж содержать любовницу. …Ты говоришь о браке, а мне кажется, что у женщин только одно жгучее желание, -

-57-

чтобы за ними ухаживали все симпатичные мужчины. Конечно, нет ничего прекраснее, чем воспитать молодую девушку. В 18-20 лет она податлива как воск. Мужчина должен оставить на ней свою печать. Да женщины ничего другого и не хотят! Мужчина должен иметь возможность навязать свою волю любой женщине. Женщины ничего другого и не хотят. Мир женщины - это мужчина. Обо всём остальном она думает лишь время от времени. Об интеллекте у женщины и речи быть не может.
- Адольф, но все признают, и ты в том числе, что твои лучшие фотографии делает фотограф-женщина. И открытки с этими фотографиями немцы раскупают лучше всего!
- Да, Ева, - тон Гитлера вдруг смягчается, - твои фото - самые лучшие!

 

2 ИЮНЯ 1942 г. ВИЛЛА «БЕРГХОФ»

Гитлер в фуражке с необычайно широким козырьком. У него стали заметны красные пятна на щёках, начали дрожать левая рука и левая нога, взгляд часто становится неподвижным. Кожа дряблая, бело-бледная.

Гитлер говорит Еве:
- То, что произошло с нашими войсками прошедшей зимой - это катастрофа. Теперь ни о какой победе не может идти и речи. Операция «Барбаросса» не удалась. События под Сталинградом выбил меня из колеи. У меня начались сильные головные боли, слабость. Даже память начинает подводить меня. А сердце болит всё сильнее и сильнее. К тому же я с трудом переношу яркий свет.
- Ты переутомляешься, не соблюдаешь режим и предписания врачей.
- Обстоятельства меня вынуждают к этому. Вот вчера объяснял адмиралу Теодору Кранке, что конструкторы морских кораблей не разобрались в законах природы. Рыба, передвигающаяся в воде за счёт движений плавников и «пропускания воды через жабры», однозначно доказывает, каким должен быть движитель:

-58-

спереди засасывающее усилие разряжённого пространства, а сзади - толкающий вперёд избыток давления. В судах совершенно неправильно движитель размещён сзади, это ведёт к тому, что винт создаёт разряжение, которое сдерживает ход судна, а это ещё больше усиливает избыточное давление в носовой части.
- И что адмирал?!
- Он ничего не понял. Гения по достоинству может оценить только гений.
- Ты слышал, американцы закрыли «Метрополитен-опера».
- Это достойно всяческого сожаления. Это настоящая культурная катастрофа!

 

ФЕВРАЛЬ 1943 г., ВИЛЛА «БЕРГХОФ»

Внешний вид Гитлера в течение короткого времени сильно меняется: глаза навыкате, потерявшие блеск, остановившийся взгляд. На щёках красные пятна, дрожь в конечностях, особенно левые нога и рука, левую ногу приволакивает, развилась асимметричная сутулость. Нарушена координация движений.

Ева говорит сидящему Гитлеру:
- Адольф, Геббельс хочет издать приказ о запрещении в Германии перманента и прекращении выпуска косметической продукции!
- Стране сейчас не до пудры и завивок - нам нужны пушки и порох, - отвечает Гитлер и с трудом встаёт.
- Это же проявление слабости. Это скажется на моральном духе народа! Нельзя этого делать! Мы ведём себя так, как будто уже проиграли войну.
- Да?! Ну, пожалуй ты права, я распоряжусь, чтобы этого приказа не было, - отвечает Гитлер и подходит к двери.

Раздаётся стук в дверь заходит доктор Морелль со шприцем и жгутом.

Гитлер закатывает рукав. Морелль делает инъекцию и обращается к Гитлеру:
- Мой фюрер, простите, что я это говорю, но вы не выполняете некоторых важных моих предписаний!

-59-

- Морелль, сейчас война, на моих плечах судьбы мира и нации, о каких предписаниях вы говорите?!
- Мой фюрер, я же взял на себя ответственность за ваше здоровье! Что будет, если с вами что-нибудь случится?

Гитлер пристально смотрит на него и медленно произносит:
- Морелль, если со мной что-нибудь случится, вас просто не будет.

После этих слов Гитлер выходит из комнаты.

Ева, после некоторой паузы, говорит доктору Мореллю:
- Гитлер выглядит стариком, пьёт много лекарств, вы ему всё время делаете какие-то инъекции!
- Но у него очень сложное соматическое и психическое состояние!
- Перечислите, все препараты, которые вы ему сейчас даёте!
- Конечно. Пожалуйста! Для возбуждения аппетита, снятия усталости и повышения сопротивляемости организма - дважды в день таблетки витамина А и Ц, и содержащий глюкозу интелан. Для восполнения содержания фосфора и стимуляции гладких мышц - тонофосфан (это натриевая соль диметиламинометил-фенилфосфиновой кислоты). А также антигазовые пилюли Кёстера - мутафлор. Для стимуляции пищеварения - эфтолат. Для снятия депрессивного состояния - простакрин (это экстракт из семенников и предстательной железы). Через день витамультин с кальцием внутримышечно - дважды в день по две ампулы. И по вашей просьбе, для повышения половой потенции - инъекции тестовирона - препарат на основе половых гормонов.
- Но половая потенция у него не повышается, она никакая!
К сожалению, пока здесь медицина бессильна. Существенно изменить гормональный статус организма невозможно. Природу в этом смысле очень сложно подправить...

-60-


На фото Ева Браун и Адольф Гитлер, снимок сделан 20 апреля 1943 года, на дне рождения Гитлера.

 

29 АПРЕЛЯ 1943 г., ВИЛЛА «БЕРГХОФ»

У Гитлера ещё больше искривился позвоночник Гитлер в очках, болезненно бледный, весь опухший и сгорбленный, сидя в кресле говорит Еве тихим монотонным голосом:
- Я стал плохо видеть правым глазом. Меня сейчас смотрели доктора, у меня отсутствует чувствительность в области спины и таза.
- Такую нагрузку, как у тебя не выдержал бы никто другой!
- Все дают мне различные предложения и советы, этим они пытаются сломить мою волю и ограничить мою власть! Нужно опасаться не столько врагов, сколько друзей! ...Сотрудничество англо-американцев и русских не может быть продолжительным и успешным, так как понятия коммунизм и капитализм несовместимы. ...Надо продлить, затянуть войну насколько возможно. Конец войны - это мой конец. Основным принципом ведения войны я объявил защиту каждого окопа. ...Надо внушать уверенность окружающим, чтобы они поняли, что делают великое дело и были готовы жертвовать для этого жизнью.

Вдруг Гитлер вскакивает с кресла и переходит на крик. Кричит, дрожа всем телом, щеки от злости краснеют, голос срывается, глаза вылезают из орбит, вена на висках вздуваются:
- Вечное еврейство навязало нам эту жестокую и беспощадную войну. …У реактивных истребителей нет будущего, тупые военные этого не понимают, хотели уже начать серийное производство, я отдал приказ об окончательном прекращении серийного производство реактивного самолёта «Мессершмит-262».

 

20 ИЮНЯ 1944 г., ВИЛЛА «БЕРГХОФ»

Гитлер заходит в дом. У него лёгкие порезы на лице, шрам на лбу, вывихнутая правая рука на перевязи. Поседевшие волосы, глаза потускневшие, под глазами мешки, губы сухие, слегка потрескавшиеся. Шаркающая походка, все движения как

-61-

в замедленной съёмке, сильные нарушения равновесия (то и дело шатается), дрожат веки глаз. Дрожь в руках усилилась.

Ева встречает его встревожено:
- Господи Адольф, я себе места не могла найти, как услышала о покушении на тебя в твоей ставке в Восточной Пруссии! Как ты себя чувствуешь?
- Что? Повтори, я стал плохо слышать!
- Как ты себя чувствуешь?!
- Повреждены барабанные перепонки ушей, правое ухо не слышит, левое слышит плохо. Привкус крови во рту, сильные боли в ушах, бессонница. Частый насморк, нос закладывает, невозможно дышать. Но дух мой твёрд как никогда. Если у меня когда-нибудь и были сомнения в предназначении, которое уготовало мне провидением, то теперь они уже определённо исчезли. Мне каждый день кажется чудом, что я вышел живым из этой груды обломков.
- Тебе надо беречь себя. Мне кажется, тебе надо как можно реже покидать бункер.
- Пожалуй, ты права. Я буду посвящать своё время разработке проектов оперного театра и новой картинной галереи для города Линца.

Ева, поддерживая Гитлера, помогает ему подниматься по лестнице. Гитлер жалуется:
- У меня постоянно такое чувство, будто я валюсь вправо. Ещё более неуверенно я чувствую себя в темноте.

 

ИЮЛЬ 1944 г., ВИЛЛА «БЕРГХОФ»

Герда говорит Еве:
- Гитлер превратился в собственную тень!
- Да, - соглашается Ева, - когда я вижу фюрера, то испытываю ужас. Он превратился в настоящего старика. У него воспаление лобных пазух, головокружение, холодный пот, почти не ест, постоянно хочет пить, учащённый слабый пульс, эпилептические припадки стали чаще, мучают непрерывные головные боли. Недавно переболел

-62-

желтухой. Стал принимать кокаин для снятия головных болей. …Идём, зайдём к нему.
- Это удобно сейчас?
- Да, да. Он плохо переносит одиночество.

Ева и Герда заходят в кабинет фюрера.
У Гитлера непрерывно подрагивают веки, щеки покрылись восковой бледностью, руки сильно дрожат. Он ещё больше поседел, сгорбился, голос хриплый, прерывающийся, тусклые глаза. Он им говорит:
- Я себя очень скверно чувствую. Но виной тому не мои враги, а мои генералы. Я никогда не подам руки России. Я растопчу это восточно-азиатское отродье! Я ещё никогда не был так близок к победе! Английская империя будет вычеркнута из истории. …Я запретил серийное производство самонаводящихся ракет класса «земля- воздух» и морских самонаводящихся торпед. Эти военные инженеры и конструкторы ничего не понимают в военном вооружении!

 

26 ОКТЯБРЯ 1944 г., БЕРЛИН, ВИЛЛА ЕВЫ БРАУН

Ева говорит в телефонную трубку:
- Гретль, ты знаешь, меня тревожат невесёлые предчувствия. Я решила, на всякий случай составить завещание. Сейчас должен прийти нотариус.
- На какой «на всякий случай», о чём ты говоришь?!
- Мне кажется, события развиваются не очень благополучно для нас. Знаешь, Гретль, тебе надо обязательно родить мальчика. В семье Браунов у девочек несчастная судьба. О, извини, кажется пришёл нотариус. Я перезвоню тебе позже...

В комнату входит нотариус, Ева диктует ему своё завещание:
— «Драгоценности.  Моей сестре, госпоже Гретль Фегелейн.

-63-

 

- Все письма фюрера ко мне и черновики моих писем к нему. Половина моих платьев, пальто, туфель, белья и пр. кроме шуб с передачей (на выбор) пяти платьев, одного пальто и трёх пар туфель госпоже К. Фишингер.

- Столовая на двенадцать персон, в настоящее время ремонтируется. Все фотоальбомы. Кинокамера «Сименс» с проекционным аппаратом и экраном - одна Следующие картины: акварель кисти Адольфа Гитлера - одна; Боненбергер - «Портрет фюрера»; Бамбергер - «Североитальянский пейзаж»; «Голова девушки» (подарокрейхсляйтера Бормана)... Моей матери, госпоже Франциске Браун.

Половина моих шуб, туфель (на выбор), чемоданы. Следующие картины: художник Тициановой школы: «Венера, Эрос и Фавн». Книрр - «Портрет фюрера». Рейнгарт - «Два цветка». Следующие ковры: гобелен работы Анбуссона - один, самаркандский ковёр - один. Все наличные деньги, за вычетом жалованья госпоже Миттельштрассер и Пауле Миттермайер.

- Моему отцу господину Фрицу Брауну: автомобиль «Мерседес» с гаражом в Оберзальцберге - один, бинокль - один, картина Муллей «На дне долины...»

 

7 АПРЕЛЯ 1945 г., БЕРЛИН, БУНКЕР ГИТЛЕРА ПОД ИМПЕРСКОЙ КАНЦЕЛЯРИЕЙ

Слышен вой авиабомбы и громкий взрыв. Гитлер сильно опухший, поседевший и постаревший, с большими мешками под глазами, выскакивает из кабинета и спрашивает адъютанта:
- Линге, что случилось? Быстрее выясните, всё ли там в порядке!
- Слушаюсь, мой фюрер!

Адъютант выбегает из приёмной, через несколько секунд возвращается и докладывает:
- Всё в порядке. Это просто авиабомба случайно взорвалась рядом с рейхсканцелярией.

Гитлер успокоено качает головой и возвращается к себе в кабинет.

-64-

Через несколько секунд опять слышен вой авиабомбы и громкий взрыв. Гитлер снова выскакивает из комнаты и спрашивает адъютанта:
- Что случилось, Линге? Быстрее выясните, всё ли там в порядке! И узнайте вес авиабомбы!
- Слушаюсь, мой фюрер!

В бункер в элегантном наряде спускается Ева. За ней солдаты несут её сумки и чемоданы.

(Во время пребывания в бункере Ева всегда хорошо выглядела, элегантно и со вкусом одевалась, иногда в течение дня по 3-4 раза меняла одежду.)

Она заходит в кабинет Гитлеру.
Увидев её, Гитлер обрадовался:
- Ева, моя прекрасная нимфа! Здравствуй!
- Здравствуй Адольф! Здравствуй, дорогой!
- Ева, я же запретил тебе приезжать сюда!
- Адольф, я не могла исполнить этот приказ.
- Ева, тебе сейчас же надо уехать отсюда в безопасное место!
- Нет, Ади, я останусь здесь.
- Ева, здесь очень опасно. События могут развиваться непредсказуемо. Русские могут случайно прорваться!
- Адольф, не уговаривай, я остаюсь здесь.

Гитлер благодарно смотрит на Еву, в его глазах слёзы.

Фюрер медленно, с трудом идёт по коридору рейхсканцелярии, наклонив вперёд верхнюю часть туловища и волоча правую ногу. Хотя он и опирается на Еву, но всё равно постоянно теряет равновесие. Проходя из кабинета в зал заседаний (около 25 метров), постоянно останавливается, садится на один из стульев, которые специально поставлены вдоль стен. Из уголков рта капает слюна.

— Адольф, тебе хотя бы несколько минут в день надо выходить на воздух!

-65-

- Да, ты права, но сейчас это особенно опасно!

Они заходят в пустую комнату совещаний. Гитлер с трудом усаживается на своё место и говорит Еве:
- У меня слишком сильно дрожит левая рука! Надо как-то сделать, чтобы это было не слишком заметно.
- Возьми что-нибудь в руку!
- Что?!
- Ну вот, например, карандаш.

Гитлер берёт в руки карандаш:
- Но он слишком тонкий, мне сложно его удерживать в руке.
- Возьми тогда три карандаша! - говорит ему Ева и подаёт карандаши.

Гитлер взял в руку три карандаша и сказал:
- Да, вот так лучше. Да, гораздо лучше. Придётся так проводить совещания. ...Я думаю, что с помощью вновь сформированных дивизий из молодёжи нам удастся не только сдержать наступление русских, но и осуществить большое контрнаступление против советских войск.

Гитлер в своей приёмной говорит адъютанту:
- Линге, я ложусь спать. Не будите, чтобы ни случилось. Вернее, будите меня только в одном случае - если перед входом в бункер появится русский танк.

 

13 АПРЕЛЯ 1945 г., БЕРЛИН, БУНКЕР ГИТЛЕРА

Ева стреляет в тире из пистолета.
В тир заходит Борман и говорит ей:
- Это очень правильно - держать себя в форме. Стрельба, она хорошо взбадривает.
- Мартин, я вот думаю, куда надо стрелять в человека, чтобы убить его наверняка?
- В висок, фрейлейн.
- Но Валькирии стреляли два раза в висок, и она выжила.

-66-

- Там пули пошли по касательной. ...Тогда надо стрелять в рот - в этом случае шансов на выживание никаких. А зачем вы это спрашиваете?
- Сейчас надо быть готовым ко всему.
- А, ну да. Да, вы правы.

 

20 АПРЕЛЯ 1945 г., БЕРЛИН, БУНКЕР ГИТЛЕРА

День рождения Гитлера.
Гитлер говорит сидящим за обеденным столом Еве, Борману, Мореллю и Геббельсу:
- Здесь, в Берлине, русским будет нанесено самое кровопролитное поражение.

Геббельс, сидящий справа от Евы, тихо говорит ей:
- Вы единственная, кто имеет на него хоть какое-то влияние. Если вы скажите Гитлеру, что хотите вместе с ним перебраться в безопасное место, он, может и неохотно, но пойдёт вам навстречу!
- Я не могу так поступить. Это должно быть его решение.

Геббельс и Борман подходят к Гитлеру. Борман говорит:
- Мой фюрер, вам надо срочно эвакуироваться в Южную Германию!
- Бессмысленно. Что я там буду делать?! Бродить как Тибетский лама с молитвенным барабаном в руках?!

Борман заводит патефон и ставит пластинку с песней «Ярко красные розы».

 

АПРЕЛЯ 1945 г., БЕРЛИН, БУНКЕР ГИТЛЕРА

Ева говорит Гитлеру:
- Ты слышал, русский снаряд разорвался у Бранденбургских ворот...

-67-

- Я отдал приказ о крупномасштабной контратаке в Берлине - под командованием генерала СС Штайнера.
- Мне кажется, наши солдаты уже не могут победить. Ты говорил, что надо вовремя прекращать войну.
- Переговоры. Переговоры возможны только после нашей победы под Берлином!
- Я думаю, тебе надо срочно выехать из Берлина и перебраться в более безопасное место.
- Уезжать. Бежать? Не знаю, много ли в этом смысла...

 

22 АПРЕЛЯ 1945 г., 12.30, БЕРЛИН, БУНКЕР ГИТЛЕРА

Рядом с бункером Гитлера разорвалось несколько артиллерийских снарядов. Фюрер вышел из своего кабинета и встревожено осведомился у адъютанта:
- Линге, каков калибр этих снарядов?
- Сейчас уточню, мой фюрер!

Гитлер возвращается в свой кабинет, где сидят Геббельс и Ева. Гитлер шагает из угла в угол в своём кабинете, левая рука заложена за спину, кисть как будто парализована, волосы зачёсаны назад.

Геббельс продолжает разговор:
- И всё же, Адольф, я предлагаю тебе подумать над этим!
- Я не вижу больше смысла в этой беготне с места на место. Если Берлину суждено пасть, то прежде чем это произойдёт, я застрелюсь. Мне следовало бы принять это самое важное в моей жизни решение ещё в ноябре 1944 года в Восточной Пруссии.
- Не будь пораженцем, Адольф! - возражает ему Геббельс.
- Я не могу давать больше приказаний. - удручённо говорит Гитлер, - Все могут уйти куда хотят. Теперь глава Третьего рейха Геринг.

Гитлеру возражает Ева:
- Но ведь солдаты не будут бороться под командованием Геринга!
- Вопрос о борьбе больше не стоит. Стоит вопрос о переговорах. Геринг для этого лучше, чем я. Геринг будет вести переговоры в будущем. Я не верю в армию,

-68-

в авиацию и даже в СС! Всё кончено. Война проиграна. Немецкий народ поплатится за свою неблагодарность.

В приёмной Гитлера стоят две его секретарши Траудль Юнге и Герда Кристиан, а также диетсестра Констанция Манциарли.
Гитлер и Ева выходят в приёмную из кабинета.

Гитлер говорит женщинам:
- Дорогие Траудль, Герда и Констанция! Я благодарю вас за службу. Через час из Берлина вылетает самолёт. Я вам приказываю вылететь этим самолётом.

Женщины стали отказываться. Гитлер пробовал вяло возразить, но они остались при своём мнении.

Гитлер, стараясь не смотреть в глаза, пожал им руки и сказал:
- Если бы мои генералы были бы такими как вы.

Он вернулся в кабинет, тяжело опираясь не Еву.

Ева выходит из кабинета Гитлера и встречает Геббельса, который ей говорит:
- Ни я, ни моя семья не переживём фюрера. Если падёт фюрер, падёт национал-социалистическое государство, и тогда не будет существовать фамилия Геббельс.
- Господин Геббельс, - отвечает Ева, - мне кажется, что семья здесь не при чём. Вы слишком ожесточены.

Окончив фразу, Ева идёт в свою комнату и пишет письмо Герде Остармайер:

«Берлин, двадцать второе апреля 1945 года.
Дорогая моя Гердалёнок!
Наверное, это мои последние строки, адресованные тебе. Я даже боюсь писать Гретль и очень прошу тебя, объясни ей всё сама, только поделикатнее. Я вышлю вам все свои драгоценности, что кому причитается, узнаете из завещания, которое хранится на моей вилле. Постарайтесь по возможности покинуть «Гору»! Когда здесь всё закончится, вам там будет грозить опасность.

-69-

Мы решили сражаться до конца, но страшный час уже близок. Если бы ты знала, как я боюсь за фюрера.
Извини за небрежный стиль, но я сильно нервничаю. Что я ещё могу сказать? Во всяком случае, в Бога я больше не верю.
Всего тебе самого лучшего, а главное любви и счастья, моя самая верная подруга! Попрощайся от моего имени с родителями, передай привет нашим друзьям, а за меня не переживай. Я умру так же, как и жила. Ты же знаешь, мне это совсем не трудно.
Ещё раз всех благ. Целую, твоя Ева
Постскриптум. Гитлер вконец отчаялся и на всё махнул рукой».

Ева зачёркивает текст постскриптума и дописывает: «Гитлер утратил веру в победу».


На фото: Герда Остермайер, лучшая подруга Евы Браун, перечитывает одно из её последних писем (лето 1967 года).

 

23 АПРЕЛЯ 1945 г., БЕРЛИН, БУНКЕР ГИТЛЕРА

В кабинете Гитлера помимо него находятся Ева, Борман и Геббельс. Входит доктор Морелль, делает Гитлеру внутривенный укол и уходит.

Через короткое время лицо Гитлера расслабляется и делается бодрее.

Ева говорит ему:
- Мне кажется, что сегодня ты смотришь в будущее с большим оптимизмом, чем вчера.
- Да, я принял решение.

Борман уговаривает Гитлера
- Мой фюрер, вам надо перелететь на юг!

Его поддерживает Геббельс:
- Адольф, ты знамя нашей борьбы! Его надо вынести из окружения!

Ева:
- Адольф, эти предложения мне кажутся благоразумными.

Гитлер:
- У меня, как и Фридриха Великого яд всегда наготове. Ева, если мы с тобой попадём в плен, русские выставят нас на показ в Московском зоопарке. ...Знаете, меня сейчас больше беспокоит вопрос о добыче нефти в Австрии...

-70-

24 АПРЕЛЯ 1945 г., БЕРЛИН, БУНКЕР ГИТЛЕРА

В комнате для совещаний находятся Гитлер, Геббельс, Борман и генерал артиллерии Гельмут Вейдлинг.
Адъютант Гитлера читает, держа в руке лист бумаги:
«Телеграмма от Геринга.
Гитлеру, Риббентропу, Гиммлеру.
На основании речи фюрера от 1 сентября 1939 года, повторенного им утверждения, что после смерти фюрера я назначаюсь его преемником, и, исходя из того, что фюрер окружён в Берлине, где не имеет свободы и не может больше руководить армией и немецком народом, я объявляю себя его преемником и принимаю на себя функции главы правительства».

Лицо Гитлера перекосилось. Через секунду он буквально выкрикнул:
- Герман Геринг изменил мне и родине! Покинул в самый тяжёлый момент меня и родину. Он трус!

Геббельс говорит Гитлеру:
- Адольф, может быть, стоит подумать о переговорах с западными странами о перемирии?! Тогда мы сможем все войска перебросить против русских!
- Пока не выиграна битва за Берлин, об этом говорить рано! Вот, если Берлин попадёт в руки противников, то война будет проиграна. По этой причине я нахожусь здесь и отклоняю решительным образом всякую капитуляцию!

Гитлер встаёт из-за стола с заметным напряжением, левая нога непрерывно дрожит, лицо опухшее, как застывшая маска, глаза горящие, обе руки дрожат. Он подходит к карте и говорит тихим голосом с продолжительными паузами генералу артиллерии Гельмуту Вейдлингу:
- Из района южнее Бранденбурга выступает 12-я ударная армия под командованием генерал-лейтенанта Венка, чтобы через Потсдам продвинуться в юго-западную часть Берлина. Одновременно 9-я армия получает приказ оторваться от противника на линии Одера и вести наступление в юго-восточной части Берлина. В результате взаимодействия обеих армий русские силы южнее Берлина должны быть уничтожены.

-71-

Сказав это, Гитлер выходит из комнаты. Генерал Вейдлинг недоумённо говорит Геббельсу:
— Гитлер даёт 9-й армии одновременно оборонительное и наступательное задания!

 

27 АПРЕЛЯ 1945 г., БЕРЛИН, БУНКЕР ГИТЛЕРА

Периодически слышны взрывы снарядов и авиабомб
Гитлер говорит Еве:
- Теперь, когда даже и Гиммлер изменил мне, я лучше умру здесь в Берлине, чем погибну где-нибудь на улице! …Мой верный Генрих изменил мне!

В коридоре Еве встречает слегка выпившего Бормана. Он говорит ей:
- Мы будем бороться и умрём с нашим фюрером - преданные до могилы. ...Союзники требуют от нас безоговорочной капитуляции - это означало бы измену Родине! ...Наша имперская канцелярия превращается в развалину. ...Ева, мне кажется, Гитлер не будет возражать, если вы попробуете пробиться из Берлина с какой-нибудь группой. Вы можете присоединиться к нашей группе.
- Спасибо Мартин. Я останусь.
- Но почему? Вашей жизни здесь угрожает опасность!
- Жизнь моя с Адольфом иногда мне казалась нелепой. Но, видит бог, без него она будет ещё нелепей...

(Действительные слова Бормана, записанные в этот день им в его дневнике.)

 

28 АПРЕЛЯ 1945 г., БУНКЕР ГИТЛЕРА

Почти непрерывно раздаются взрывы бомб и снарядов.
Гитлер говорит Еве:

-72-

- Я не могу больше, жизнь опротивела мне. Я мог бы взять винтовку и пойти в атаку на врага! Попытаться погибнуть в бою! Но в этом есть большой риск - могут ранить, захватить в плен, а потом отдать на позор и унижения! ...В последнем счёте всегда побеждает только инстинкт самосохранения. Под давлением это инстинкта вся так называемая человечность и порядочность... тают как снег на весеннем солнце.
- Но ведь ещё можно попробовать прорваться!
- Чем может помочь этот прорыв? Мы из одного котла попадём в другой. Нужно ли мне скитаться где-нибудь по окрестностям, чтобы ждать своего конца в крестьянском доме или другом месте? Лучше уж, в таком случае, я останусь здесь.

 

НОЧЬ С 28 НА 29 АПРЕЛЯ 1945 г., БУНКЕР ГИТЛЕРА

Почти непрерывно раздаются взрывы бомб и снарядов. В маленькой комнате для совещаний, рядом с личными апартаментами Гитлера, находятся Гитлер, Ева, Борман, Геббельс.

Гитлер одет в скромный партийный китель с Железным крестом. На Еве любимое платье Гитлера - длинное, из чёрного шёлка, наглухо застёгнутое. Волосы заколоты бриллиантовой заколкой, на шее золотая цепочка с подвеской из топаза, золотые часы с бриллиантами.

В комнату входит адъютант Гитлера Гюнше и докладывает:
- Чиновник Берлинского муниципалитета для осуществления бракосочетания прибыл.

Ответил Геббельс:
- Пожалуйста, пригласите.

Гюнше вышел и в комнату вошёл человек в форме НСГРП с нарукавной повязкой «фолькштурма» и сказал:
- Господа, здравствуйте! Разрешите представиться, меня зовут Адольф Вагнер.

Присутствующие кивнули в ответ.

Гитлер говорит торжественным голосом:

-73-

- Если в годы борьбы я считал, что было бы слишком безответственно с моей стороны создать семью, то сейчас, когда моё земное бытие подходит к концу, я решил взять в жёны девушку, которая долгие годы хранила мне верность и ныне по доброй воле пришла в осаждённый город, чтобы разделить мою участь.

(Этот текст был надиктован машинистке и сохранился.)

После небольшой паузы Геббельс кивнул Вагнеру:
- Приступайте, господин Вагнер.

Вагнер достаёт бланк регистрации брака и спрашивает:
- Госпожа Ева Браун, прошу вас, ответить, согласны ли вы, выйти замуж за господина Адольфа Гитлера?
- Согласна.
- Господин Адольф Гитлер, согласны ли вы, взять в жёны госпожу Еву Браун?
- Согласен.
- Госпожа Браун, укажите, пожалуйста, ваше происхождение и не страдаете ли наследственными болезнями.
- У меня чисто арийское происхождение. Наследственными болезнями я не страдаю.
- Господин Гитлер укажите, пожалуйста, ваше происхождение и не страдаете ли наследственными болезнями.
- Я меня чисто арийское происхождение. Наследственными болезнями я не страдаю.

Вагнер:
- Прошу вас расписаться.

Гитлер подписывает соответствующий документ.

Ева начинает подписываться. Пишет букву «Б», потом, спохватившись, зачёркивает её и подписывается «Ева Гитлер, урождённая Браун».

Вагнер:
- Господин Борман и господин Геббельс, распишитесь, пожалуйста, как свидетели.

Борман и Геббельс расписываются.

Вагнер провозглашает:

-74-

— В соответствии с военным положением брак заключается без отсрочки и вступает в силу после подписания. Объявляю вас мужем и женой!

Затем Гитлер, Ева, Геббельс, Борман, проходят в кабинет Гитлера, где находятся Магда Геббельс, генералы Бургдоф и Кребс, начальник Гитлерюгенда Аксман, секретарши Гитлера Кристиан Горда и Труадль Юнге, его личный повар Констанция Манциарели.

Они пьют шампанское, беседуют, смеются. Вспоминают. В частности о свадьбе Геббельса, где Гитлер был свидетелем.

В комнате для совещаний находятся Гитлер, его адъютант Гюнше, Геббельс, доктор Хаазе.

( Второй сопровождающий врач Гитлера, оберштурмбанфюрер СС резерва, 45 лет.)

Геббельс, разглядывая ампулу с ядом, спрашивает:
- А вдруг яд уже утратил свою силу?

Гитлер обращается к врачу:
- Доктор Хаазе, как узнать, что яд ещё действует?
- К сожалению, в создавшихся условиях проверить это невозможно. Здесь же нет химической лаборатории. …Убедиться в этом можно, только проверив его на ком-нибудь...
- На ком же?
- Простите, мой фюрер. Мне кажется, это можно проверить только на собаке, - ответил доктор, и посмотрел на собаку Гитлера.

Гитлер на секунду задумался, согласно кивнул и сказал стоящему неподалёку адъютанту:
- Гюнше, вызовите ко мне немедленно фельдфебеля Торнова.

Через несколько секунд вошёл Торнов.
- Фельдфебель, - обратился к нему фюрер, - надо проверить яд на Блонди.

Фельдфебель удивлённо и испуганно посмотрел на Фюрера.

- Это приказ фюрера! - сказал Гитлер.

Подавленный Торнов подошёл к собаке, погладил её, вложил ей в рот ампулу с ядом и сжал её челюсти. Раздался

-75-

хруст стекла. Собака судорожно дёрнулась, свалилась, сделала несколько конвульсивных движений и затихла.

Гитлер очень встревожено следил за этой сценой. Через несколько секунд, придя немного в себя, он приказал:
— Гюнше, вынесите собаку во двор. Потом вынесите её щенят и пристрелите.

Адъютант вынес собаку во двор.
Затем вынес её щенят и выстрелил несколько раз в них из пистолета.

 

29 АПРЕЛЯ 1945 г., БЕРЛИН, БУНКЕР ГИТЛЕРА

Почти непрерывно раздаются взрывы бомб и снарядов.
Гитлер в «детской» комнате играет с детьми Геббельса.

( У Геббельсов было шестеро детей, пять дочерей: Гельда (Хельга) 12 лет, Гильде (Хильде) 10 лет, Гольде (Хольде) 9 лет, Гедда (Хетта) 7 лет, Гайде 4 года, и один сын Гельмут (Хельмут) - 8 лет.)

Гитлер в своём кабинете говорит Еве:
- Никто нам ничего не докладывает. Я могу приказывать что угодно, но ни один мой приказ больше не выполняется. Я должен уйти из этого мира! Немецкий народ оказался недостойным меня! Немецкий народ должен исчезнуть из истории, если не может бороться.

Ева закуривает папиросу. Гитлер, не обращая на это внимания, продолжает:
- Войны хотели и развязали её исключительно те международные государственные деятели, которые имеют либо еврейское происхождение, либо работают в интересах евреев.

Гитлер замолкает, через несколько секунд оживлённо восклицает:
- Надо отправить радиограмму в Объединённый штаб в Доббине, узнать, когда они продолжит наступление армия Венка! В каком направлении они собираются

-76-

осуществить прорыв? ...Всех пессимистов следовало бы расстрелять.

В саду расстреливают собак Евы.

Почти непрерывно раздаются взрывы бомб и снарядов. Ева входит в комнату с детьми Геббельса. Они подбегают к Еве и приветствуют её:
- Здравствуйте, тётя Браун!
- Здравствуйте тётя Браун!
- Здравствуйте, здравствуйте, дети! Только я теперь не тётя Браун, а тётя Гитлер!

 

30 АПРЕЛЯ 1945 г., 8 ЧАСОВ УТРА, БУНКЕР ГИТЛЕРА

Почти непрерывно раздаются взрывы бомб и снарядов. Ева поднимается к выходу из бункера. Часовой с ней здоровается:
- Здравствуйте, фрау Гитлер!

Ева отвечает ему:
- Здравствуйте! …Я хочу взглянуть на небо... Сегодня этого хочется особенно сильно.
- Фрау Гитлер, сад простреливается, в вас могут попасть... Русские снайперы стреляют с крыши отеля «Кайзерхоф» и Министерства пропаганды.
- Теперь уже это не так важно...

Ева выходит в сад рейхсканцелярии.


У выхода из бункера Гилера – сюда вышла Ева Браун, на это она смотрела.

Фото из архива КГБ СССР, сделано сотрудниками «Смерш».

 

30 АПРЕЛЯ 1945 г., БУНКЕР ГИТЛЕРА

Ева приходит к детям Геббельса и играет с ними.

 

-77-

В комнате Евы секретарша Гитлера Траудль.
Ева говорит ей:
— А это вам на память, госпожа Юнге, - Ева распахивает дверцы стенного шкафа и снимает шубу из чернобурки, - Будьте счастливы! Если вам удастся попасть в Мюнхен, поклонитесь от меня моей прекрасной Баварии!

 

30 АПРЕЛЯ 1945 г., 13 ЧАСОВ 15 МИНУТ, БУНКЕР ГИТЛЕРА

Почти непрерывно раздаются взрывы бомб и снарядов. Гитлер заходит в помещение офицерского клуба, расположенного рядом с передней жилой комнатой фюрера, в которой находятся начальник имперской службы безопасности генерал-лейтенант полиции Раттенхубер, пилот фюрера группен-фюрер и генерал-лейтенант полиции Бауэр и адъютант Гитлера майор Отто Гюнше.

Гитлер говорит им:
— После моей смерти мой труп должен быть сожжён, ибо я не желаю, чтобы позже мой труп был выставлен напоказ, на выставку.

Сказав эту фразу, Гитлер уходит.

 

30 АПРЕЛЯ 1945 г., 14 ЧАСОВ 5 МИНУТ, БУНКЕР ГИТЛЕРА

Почти непрерывно раздаются взрывы бомб и снарядов. В казино находятся врач Гельмут Кунц, врач Вернер Хаазе и секретари Гитлера фрау Юнге и Кристиан, заходит Ева.


Зубной врач, с 23 апреля 1945г. выполнял функции зубного врача в имперской канцелярии. В момент этих событий возраст 35 лет.
Фото из архива КГБ СССР, снимок сделан летом 1945 года.

-78-

- Господа, - говорит Ева, - я хочу пригласить вас на чашку кофе.

Все проходят в одну из комнат казино.

За столом она говорит:
Гитлер написал завещание... Он умрёт, после того, как получит подтверждение, что, завещание доставлено тому лицу, которому оно предназначено. ...Геринг всегда мне казался ненадёжным человеком ...Гиммлер, вместо того, чтобы перебросить войска с запада на оборону Берлина ведёт переговоры с союзниками о перемирии... Нас предали и Геринг, и Гиммлер... Умирать будет не трудно... Яд уже испытан на собаке …смерть придёт быстро...

 

30 АПРЕЛЯ 1945 г., 14 ЧАСОВ 30 МИНУТ, БЕРЛИН, БУНКЕР ГИТЛЕРА

Почти непрерывно раздаются взрывы бомб и снарядов. Гитлер и Ева, в сопровождении Бормана и Геббельса, обходят выстроившихся офицеров и слуг (около 12 человек), молча жмут руки всем, затем возвращаются в свои апартаменты.

По пути они встречают Магду Геббельс. Она падает на колени и на коленях умоляет Гитлера:
- Мой фюрер, не оставляйте нас!

Гитлер отвечает:
- Я останусь здесь на вечном посту!

 

30 АПРЕЛЯ 1945 г., 14 ЧАСОВ 55 МИНУТ, БЕРЛИН, БУНКЕР ГИТЛЕРА

Почти непрерывно раздаются взрывы бомб и снарядов.
В своей приёмной Гитлер говорит адъютанту Гюнше:
- Сейчас мы с Евой уйдём в мой кабинет. Ты оставайся в приёмной и никого не пускай. Мы приняли решение уйти из жизни. Она женщина и, возможно, не сможет покончить с собой. Я прошу тебя, зайди в мой кабинет через  десять минут и, если она будет жива, застрели её... Впрочем, застрели всех, кто будет жив...
- Мой фюрер!...
- Гюнше, это приказ фюрера! …Последний приказ.

-79-

- Слушаюсь, мой фюрер!

Гюнше встаёт у наружных дверей приёмной. Магда Геббельс хочет пройти, он её не пускает.
Магда кричит Гитлеру:
- Мой фюрер, не покидайте нас, иначе мы все погибнем!

 

30 АПРЕЛЯ 1945 г., 15 ЧАСОВ 00 МИНУТ, БУНКЕР ГИТЛЕРА

( Время смерти Гитлера и Евы совпадает по показаниям адъютанта Гитлера Гюнше, начальника обороны центрального района Берлина Монке, начальника личной охраны Раттенхубера, руководителя обороной Берлина Вейдлинга.)

Почти непрерывно раздаются взрывы бомб и снарядов. Гитлер и Ева заходят в кабинет Гитлера. Гитлер передвигается с трудом, координация нарушена, руки дрожат. Гитлер весь старчески мятый, опухший, серый, одет во френч серо-зелёного цвета, белую манишку и галстук, чёрные брюки, чёрные носки и чёрные ботинки.

Ева идёт пружинящей спортивной походкой. Она как всегда хорошо выглядит, элегантно одета, волосы уложены в аккуратную причёску, на лице хороший макияж. Она в чёрном платье с розовыми матерчатыми цветками на груди, в чёрных замшевых туфлях, на плечах розовая шаль.

На небольшом письменном столе лежат два пистолета системы «Вальтер» и два маленьких, похожих на патрон, футляра. Гитлер и Ева становятся друг против друга. Они обнимаются. Потом, слегка отстранившись, Гитлер говорит слабым, дребезжащим голосом:
- Прощай, Ева!
- Прощай, Адольф!

Они берут футляры и вынимают из них ампулы с ядом
Фюрер дрожащими руками держит ампулу с ядом, недолго рассматривает её, вставляет обратно в футляр и кладёт его на письменный стол. После некоторого раздумья берёт со стола свой личный пистолет системы «Вальтер» со специальной внешней отделкой, и говорит с театральным надрывом:

-80-

- С молодости у меня два вечных спутника - нищета и страх. Неужели и конец будет таким? ...Прощай.

Гитлер подносит пистолет к виску, после некоторого колебания отводит конвульсивно дрожащую руку и говорит:
- Я не могу!! Не хочу! Не могу...

Гитлер кладёт пистолет на столик и берёт с него футляр с ядом. Посмотрев на яд, Гитлер швыряет его снова на столик и говорит:
- Мне страшно. Мне стыдно!
- Совесть и трусость, в сущности, одно и то же... Адольф, ты был солдатом!

- Когда я был солдатом, я ни в кого не стрелял - я был простым посыльным! Я даже в драках никогда не участвовал! Я всего один раз за всю жизнь ударил человека! Я ни разу не присутствовал при убийстве или казни. Я не могу убить себя! Я не хочу умирать!
- Ты хочешь остаться живыми?!
- Понимаю. Но я не могу. Это невозможно!
- Адольф, это была твоя война.

Гитлер снова берёт пистолет, слегка подымает руку и снова опускает её со словами:
- Нет, я не должен.

Гитлер ещё больше сутулится, садится на левый край дивана.
- Я не могу умереть. Германия без меня погибнет, - произносит он, и начинает плакать.
- Адольф, дорогой, - говорит Ева подходит к нему вплотную и берёт из его рук пистолет.

Гитлер утыкается в её тело и плачет. Ева подносит пистолет к голове Гитлера и говорит:
- Я должна это сделать для тебя.

Левой рукой Ева берёт Гитлера за подбородок, поднимает его голову, вкладывает плачущему Гитлеру в рот пистолет и стреляет. Гитлер откидывается от выстрела на спинку дивана и обмякает.

Ева медленно кладёт пистолет Гитлера на столик, берёт со стола свой «Вальтер», поднимает руку с пистолетом, затем бессильно опускает её. Пистолет вываливается из её рук и

-81-

падает у правой ноги Гитлера. Постояв немного, она берет ампулу с ядом и говорит, словно в трансе:
- Если встретишь кумира - убей его.

Затем Ева кладёт в рот ампулу с ядом и раскусывает её. Во вдруг возникшей полной тишине раздаётся хруст разламываемого стекла. Спустя мгновение Ева падает рядом с Гитлером.

Через несколько секунд в комнату вбегают Борман и Линге. Затем Геббельс с врачом.
Врач констатирует смерть.

Геббельс плачет.

Линге стал заворачивать труп Гитлера в серое солдатское одеяло.

Борман поднял труп Евы, передал его двум эсэсовцам и приказал шофёру Гитлера:
- Кемпке, облейте её тело и тело фюрера бензином и подожгите.


Место сожжения (х) и захоронения (хх) трупов Адольфа и Евы Гитлер у запасного выхода из бункера (ххх).
Фото из архива КГБ СССР.

 

КОНЕЦ

-82-

 



Как сделать причёску с жгутом

Как сделать причёску с жгутом

Как сделать причёску с жгутом

Как сделать причёску с жгутом

Как сделать причёску с жгутом

Как сделать причёску с жгутом

Как сделать причёску с жгутом

Как сделать причёску с жгутом

Как сделать причёску с жгутом

Как сделать причёску с жгутом

Как сделать причёску с жгутом

Как сделать причёску с жгутом